Истории переименований московских улиц, Москва - неудавшийся Сталинодар

О переименованиях в Москве...

»
Обычно улицы городов называли или по особенностям местности (сразу вспоминаются всевозможные Черногрязские улицы и Болото), или по местному храму (тут и Никольская, и Ильинка, и Варварка, и Знаменка, и Воздвиженка, и Никитская и многие другие улицы), или по расположенной там слободе (на ум приходят Хамовники, Таганники, Кадаши, Гончары). Может улице дать имя крупный землевладелец (например, так было с Протопоповским и Панкратьевским переулком), может — географическое направление (как, например, Ленинградский проспект), а может и какое-то примечательное событие, как это было со Сретенкой.
Но советское время все изменило!

Как выбирали названия при переименовании улиц?

История всевозможных переименований начинается в революционное время. С 1918 года по всей стране спешно начинают демонтировать памятники в честь венценосных персон и заменять таблички на улицах. Артем Веселый в своем романе «Россия, кровью умытая» описывает, как изменяется типичный российский уездный город Клюквин после утверждения в нем советской власти:
Спешно переименовывались улицы: Бондарная — Коммунистическая, Торговая — Красноармейская, Обжорный ряд — Советский, Вшивую площадь и ту припочли — сроду на ней галахи в орлянку резались, вшей на солнышке били — площадь Парижской коммуны. Заведующий отделом управления, вчерашний телеграфист Пеньтюшкин, большой был искусник на такие штучки... Даже самые глухие и жителями забытые переулки — Запланный и Песочный — были переименованы в Дарьяльский и Демократический. В последнее время Пеньтюшкин, недосыпая ночей, лихорадочно разрабатывал проект о новых революционных фамилиях, которыми он думал в первую очередь наградить красноармейцев, рабочих и советских служащих.
Врач Л.А. Духанина, вспоминает об изменении названий улиц в Москве:
Возглавлял комиссию старый большевик Воронин. Он ходил с палочкой, всегда в галстуке-бабочке. «Товарищеский переулок», «Большая Коммунистическая улица», «шоссе Энтузиастов»... Правда, это последнее название вызвало в комиссии спор. Казалось, что это трудное и не совсем понятное слово не приживется. Но Воронин все-таки убедил всех, что Владимирское шоссе, по которому шли политические ссыльные, только так и можно назвать. Шоссе Энтузиастов — название прижилось, но знает ли кто-нибудь его значение?.
Переименования совершались за закрытыми дверями, без какого-то общего плана, поэтому часто в разных районах города появлялись одинаковые имена, чествующие Ленина, Маркса, Коммунизм. Поэт В.В. Маяковский писал об этом в стихотворении «Ужасающая фамильярность»:
Куда бы ты ни направил разбег
и как ни ерзай,
и где ногой ни ступи, —
История переименований улицы Знаменка есть Марксов проспект,
и улица Розы,
и Луначарского —
переулок или тупик.
Где я? В Ялте или в Туле?
Я в Москве или в Казани?
Разберешься? — Черта в ступе!
Не езда, а — наказанье.
Каждый дюйм бытия земного
профамилиен и разыменован.

Со временем топонимика вообще превратилась в способ чествования всевозможных «заслуженных». Имена улицам не просто присваивались, ими награждали. В Комиссию по наименованию улиц «сверху» поступало распоряжение: подыщите для имярек улицу, но чтобы была достойная. Так в Москве появились улицы «генерала такого-то», «маршала такого-то», «советских кого-то», «академика такого-то» ... Но имени, как и любой награды, можно было лишиться, и некоторые названия исчезли с карты города, не успев даже там хорошенько обосноваться.

Почему возвращали старые имена?

Тем не менее, приказы увековечить «память товарища такого-то» продолжали спускаться «сверху». По этому поводу москвичи шутили:
Москва превращается в филиал Новодевичьего кладбища.
Во избежание неразберихи в 1950-х годах. был даже составлен список «Проектируемые новые названия улиц, переулков, площадей Москвы», содержащий возможные немемориальные названия для будущих улиц развивающейся Москвы. Этот список оказался очень востребованным во времена «оттепели» с новым витком борьбы с церковными названиями. Но старые имена, многие из которых вернулись сейчас, помнили:
Я так и не вспомнил, что было
На месте больших корпусов.
Как много душа позабыла
Событий, людей, голосов!
История переименований Староваганьковского переулка Но вдруг на углу переулка
С названьем, звучащим мертво,
Из памяти вырвалось гулко
Старинное имя его...
Старайтесь в угоду минуте,
Спешите за временем вслед,
Весь город переименуйте, —
Слова выплывают на свет.
Слова, зароненные с детства,
Которые юная мать
Успела, как призрак наследства,
Нечаянно мне передать.
Живое вершится живыми.
Клубится строительный дым.
Все верно. И все-таки имя
Живет по законам своим.
Пускай, угрожая забвеньем,
Свистит над кварталами снег,
Но все, что утрачено зреньем,
Останется в слове навек
.
Так в 1968 году писал С. Куняев.
Мой Моссовет, Остоженку верни, Мясницкую верни и Маросейку! — вопрошал в 1982 году Лев Ошанин.
А Андрей Вознесенский посвятил свои строки череде переименований Вознесенского переулка:
Я — вселенский полудурок,
бит Никиткой и тоской.
Вознесенский — переулок
Старый указатель номера дома по бутырской улице меж Никитской и Тверской.
Невезенья квинтэссенция,
он не трасса, а тропа.
Здесь на Пасху Вознесенская
просияла Скорлупа.
Был он улицей Станкевича.
Нет Станкевича. Увы.
Переулок он теперича,
что привычней для молвы.
По нему, минуя мэрии
темно-красную парчу,
поклонитесь в век безверия
памятнику Ильичу —
Петру Ильичу Чайковскому,
что презревши суицид,
точно мучимый щекоткою,
на скамеечке сидит.
И красавица из местных,
не уехав в эмират,
в Вознесенской лавке крестик
сладко будет примерять.
С тьмой литературных урок
разберусь я вдругорядь.
Вознесенский переулок
не переименовать
.
Но уроки прошлого ничему нас не научили, и в обществе вновь поговаривают о замене неблагозвучных названий…

Как Москва едка не стала Сталинодаром.

Но Москвичи отмечали, что в Москве никогда не было Сталинской улицы. Был район, станция метро «Сталинская», завод имени Сталина, а улицы — не было. Правда, в 1937-1938 годах улицей Сталина временно называли проектируемый проезд, который вел к строящемуся стадиону в Измайлове. Этому стадиону планировали также присвоить имя И.В. Сталина. Но стадион не построили, а улицу не проложили. Проезжая на метро между «Партизанской» и «Измайловской», можно увидеть маленькую речку и перекинутые через нее несколько слег: это должна была быть улица Сталина.
Но в архиве ЦК КПСС хранится записка наркома внутренних дел Н.И. Ежова, поданная им в Верховный Совет СССР, с предложением о присвоении Москве имени Сталинодар. Основой для этого стали, по словам наркома, полученные им «обращения трудящихся Советского Союза». Например, член партии Д. Зайцев писал:
Гений Сталина является историческим даром человечеству, его путеводной звездой на путях развития и подъема на высшую ступень. Поэтому я глубоко убежден в том, что все человечество многих будущих веков с удовлетворением и радостью воспримет переименование Москвы в Сталинодар. Сталинодар будет гордо и торжественно звучать многие тысячелетия.
А москвичка Е.Ф. Чумакова изложила свое предложение в стихах:
Мысль летит быстрей, чем птица,
Счастье Сталин дал нам в дар.
И красавица столица
Не Москва — Сталинодар!

Но переименования не произошло: Сталин был против. Этот вопрос поднимался еще раз после войны.
История переименований улицы Малая Никитская Тогда было даже предложение ввести орден Сталина. Опытный образец принесли Иосифу Виссарионовичу. Рассмотрев проект он без каких-либо замечаний сказал:
Сейчас не надо. А когда умру, делайте, что хотите.
Сталин уже тогда понимал, что после его смерти последует мания по увековечению его памяти. Так и произошло: Москву предложили переименовать в Сталин, на юго-западе Москвы хотели создать целый район «Памяти товарища Сталина», посвященный прославлению вождя, воздвигнуть подобную египетским пирамиду для тела Сталина, построить институт Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина, музей Сталина, Сталинскую академию, самый большой в городе Зал конференций народов мира, Центральный театр Советского союза, Дворец науки, Спортивный центр и тому подобное.
Предлагали даже МГУ имени М.В. Ломоносова присвоить имя И.В. Сталина, а Союз Советских Социалистических республик переименовать в Союз Советских Сталинских республик, Грузинскую ССР — в Сталинскую ССР, орден Ленина — в орден Ленина-Сталина; Всесоюзный Ленинский комсомол — в Ленинско-Сталинский комсомол и так далее.
Но, к счастью, намеченные уже переименования задержались, а потом и вовсе остановились из-за последовавшего разоблачения культа личности Сталина.

Говорят, что...

...в 1921 году московские поэты-имажинисты заказали в мастерской дощечки с надписями: «Улица Кусикова», «Улица Есенина», «Улица Мариенгофа», «Улица Шершеневича». «На вопрос продавщика: «Кто эти люди и почему в их честь переименовываются улицы?» — вспоминает Шершеневич, — мы отвечали, удовлетворяя любопытство: «Это красные партизаны, освободившие Сибирь от Колчака». После развески табличек имажинисты ожидали скандала, но ничего этого не последовало. Кусиков даже специально брал извозчика: «На Кусиковскую!». Тот говорил, что нет такой улицы. «Бывшая Большая Дмитровка», — пояснял поэт и, подъехав к углу, где висела табличка, показывал на нее: «Есть Кусиковская, а Дмитровки нет». «Это нам все равно», — отвечал извозчик. Таблички остались незамеченными, и вскоре были сняты.
...есть у города Москвы и неофициальные названия и даже интернет-мемы, как, например, Default City (если город не указан, то имеется в виду Москва). Одни из них носят характер саркастический — Нерезиновая, Понаеховск, Долгоручинск-на-Клязьме, Цитадель Зла. Другие, такие, как, Лужки, Батуринск, Лужква, Лужков-сити, и, наконец, Собянинск, отражают отношение жителей к деятельности текущего мэра. Москвичи часто пренебрежительно называют жителей других городов «замкадышами», за что в ответ бывают окрещены «москалями».

А Вам есть, что добавить в историю переименований в Москве?
Рейтинг


В этом разделе

Добавить комментарий
Обновить