Масонские ложи в Москве

Масонские ложи в Москве

»

Рассказы о московских масонах

Упоминание масонов и масонской символики всегда вызывает интерес. Никто не знает наверняка, как происходит посвящение в масоны, какой образ жизни они ведут, какие цели преследуют. Версий множество, одна невероятнее другой. Любопытны заметки, оставленные бытописателем Москвы Михаилом Пыляевым о московских масонских ложах.

В Москве масонских лож существовало более сорока... Но вот кто были эти страшные московские масоны, или мартинисты, во главе которых стоял Новиков. По словам записки Карамзина, составленной для того, чтобы напомнить о печальной судьбе семейства Новикова, они были не что иное, как христианские мистики; толковали природу и человека, искали таинственного смысла в Ветхом и Новом Завете, хвалились древними преданиями, унижали школьную мудрость и прочее; но требовали истинных христианских добродетелей от учеников своих, не вмешивались в политику и ставили в закон верность к государю. Помимо этого, мартинисты ... проповедовали чистую евангельскую любовь, не щадили капиталов в пользу благотворительности бедным и несчастным, и заботились об устройстве больниц, аптек и школ...

Существует рассказ, что глубоко религиозный Новиков был выбран друзьями-масонами без всяких предварительных объяснений. Однажды посещавшие его приятели собрались к нему … и, после небольшого вступления, не требуя от него обета, прочли ему принятие и против ожидания его поздравили членом своего общества.

Общество, в которое введен Новиков, составляло «Великую провинциальную ложу», мастером которой был И.П. Елагин, секретарем ложи — известный стихотворец В.И. Майков. Между московскими масонами в первое время по открытии лож находилось много людей, серьезно преданных благу человечества, желавших распространения просвещения и благотворительности. Но позднее, в Павловское и Александровское время, принадлежать к масонам было лишь простою модой, завезенной из-за границы, и большинство светских людей вступало в ложу лишь ради заманчивой таинственности и тесного равенства, соединяющих между собою вообще масонов, несмотря на различие сословий и национальностей.

Избрание таких «профанов» в первую степень масона «шотландского ученика» в ложах сопровождалось разными таинственными приемами.

Посвященного, с завязанными глазами, полураздетого, с оголенным плечом и рукою, водили по подземельям, заставляли клясться на Библии и мече, окружали остриями мечей, ставили на каббалистический треугольник или ковер, клали в гроб, заставляли переплывать воду или пробегать через огонь и т. д. В конце концов испытываемому вручали передник и перчатки и давали еще небольшой ключ из слоновой кости, отпирающий дверь ложи; при этом «шотландскому ученику» сообщался пароль или слово, по которому он узнавал брата-масона; помимо этого, объяснялось также ему, как делать рукопожатие и другие знаки при встречах с незнакомыми братьями-масонами.

Масоны позднейшей, уже Александровской, эпохи любили носить различные знаки в виде булавок, брелок, перстней с «мертвой головой» и т. д. Одно время отличительным признаком всякого масона был длинный ноготь на мизинце. Такой ноготь носил и Пушкин; по этому ногтю узнал, что он масон, художник Тропинин, придя рисовать с него портрет. Тропинин передавал покойному князю М.А. Оболенскому, у которого этот портрет хранился, что когда он пришел писать и увидел на руке его ноготь, то сделал ему знак, на который Пушкин ему не ответил, а погрозил ему пальцем...

Каждый вступающий в масоны в екатерининское время, пред введением в ложу, обязан был клятвенно обещать исполнить наистрожайше следующее:
1) Прилежное упражнение в страхе Божием и тщательное исполнение заповедей евангельских.
2) Непоколебимую верность и покорность своему государю, с особливою обязанностью охранять престол его не только по долгу общей верноподданным присяги, но и всеми силами стремясь изобретать и употреблять всякие к тому благие и разумные средства, и таким же образом стараясь отвращать и предупреждать все, оному противное тайно и явно, наипаче в настоящие времена адского буйства и волнения против властей державных.
3) Рачительное и верное исполнение уставов и обрядов своей религии и т. д. (только одни христиане могли быть выбраны в масоны).

Затем следовало «приуготовление». В назначенной комнате приготовлялось три стола, покрытые один черным, другой белым, третий желтым; на первом лежала Библия, раскрытая на 6 и 7 главах Книги Премудрости Соломоновой, знак рыцаря, т. е. крест в сердце, обнаженный меч, погашенный светильник, кость мертвой головы, над которой зажженная лампада, небольшой сосуд с чистою водою и дощечка с надписью: «Познай себя, обрящеши блаженство внутрь тебя сущее». На втором столе полагалось изображение пламенной звезды, а на третьем — рукомойник с водою, белые перчатки и мастерская золотая лопатка.

Введение профана к приуготовлению.

Он вводился с завязанными глазами, в мантии, на которой изображено на левой стороне обвитое змеем сердце, посреди сердца — малый свет, еще помраченный тьмою. Затем следовала первая беседа — брат-вводитель обращался к вводимому с вопросами: восчувствовал ли он, что тьма его окружает, истинно ли желает искать премудрости и т. п., и потом надевал на него знак рыцаря, прикрепленный к шнурку, на котором пять узлов — в ознаменование, что он должен обуздать свои чувства. Вторая беседа — поступающий в общество должен омыть свои глаза, и тут же ему вручается меч на борьбу с царством тьмы и возженный светильник для освещения пути к храму премудрости. Третья беседа — вместо прежней надевается на него другая мантия, у которой левая сторона белая, с изображением кровоточивого сердца, окруженного лучами света; правая же сторона мантии — темная. Кандидат омывает руки, надевает белые перчатки и вводитель привешивает ему лопатку.

Принятие.

Вводитель стучится в двери к председателю, и на вопрос: «Кто там?» брат-обрядоначальник отвечает: «Испытанный, омовенный, знамением избрания и ранами, на добром подвиге полученными, украшенный, желатель премудрости». — «Таковому не должно и не можно воспретить вход», — отвечает председатель. Кандидат входит и дает обещание стараться всеми силами:
1) испрашивать премудрости от Бога, служить Ему и кланяться духом и истиною;
2) хранить душу и тело от осквернения и прилежно убегать всего, что может препятствовать наитию духа премудрости, ибо в злохудожную душу не вниидет премудрость, ниже обитает в телесе, повиннем в грехе;
3) любить ближних и служить им желанием, мыслями, словами, делами, примером.

После разных обрядов и наставлений председатель дает ему золотое кольцо с вырезанным внутри крестом и словами: «Помни смерть», рыцарский знак надевается на него уже на розовой ленте, а мантия — белая; вместе с этим нарицается ему новое имя.

Самые торжественные собрания у масонов происходили накануне Рождества.

В этот вечер все собирались во всех своих украшениях, под предводительством старшего настоятеля, читались торжественные речи, затем садились за стол, беседовали «в благоустройном веселии и пениях благочестивых», продолжая это до самой полуночи. Как же скоро пробьет 12 часов, то по знаку настоятеля все вставали и, воспев радостную песнь в прославление Спасителя мира, закрывали собрание.

В этот вечер делался главнейший сбор деньгами на какую-либо «чувствительнейшую помощь ближним, во славу рождшагося Спаса».

В масонских собраниях XVIII века пелись различные хоры и песни, многие из таких песен сопровождались постукиванием рюмок и стаканов — рюмки и стаканы, употребляемые на масонских банкетах, были особенной формы, с толстым и крепким дном. В начале шестидесятых годов были еще живы два — три старика из придворных певчих, которые певали в былые годы масонские песни в ложах. Сборник масонских песен был отпечатан тайно в какой-то типографии, с обозначением города Кронштадта.

Масонские места Москвы
Рейтинг


В этом разделе

Добавить комментарий
smallimage
Обновить