На карте По станциям метро По районам и округам
На карте По станциям метро По районам и округам
Места » МОНАСТЫРИ И ЦЕРКВИ

Иван Великий. Ансамбль, ошибочно называемый колокольней.

С этим сооружением связано сразу две топонимических ошибки. Во-первых, это не колокольня, а ансамбль из колокольни, церкви и Филаретовской пристройки. Во-вторых, правильное название звонницы — Иван Великий. Служила она и дозорной вышкой, и пожарной каланчей, и просто украшением столицы. Возможно, поэтому некоторое время в Москве было запрещено строить здания выше Ивана Великого.

Колокольня «Иван Великий», фото 2014 года
Колокольню «Иван Великий» строили на протяжении нескольких веков: сначала в 1329 году Иван Калита в честь рождения сына заложил церковь Иоанна Лествичника «под колоколами».

Затем в 1505 году архитектор Бон Фрязин построил на месте обветшавшей церкви восьмигранную колокольню по типу итальянской кампанилы одновременно для Успенского, Архангельского и Благовещенского соборов, которые не имели собственных звонниц. Колокольня Ивана Великого с церковью Иоанна Лествичника в нижнем ярусе стала самой высокой частью ансамбля. Но тогда она была на ярус меньше своей современной высоты. И лишь через столетие, при Борисе Годунове, высота Ивана Великого достигла 81 метра.
Тогда под куполом колокольни рельефными буквами написали:
Изволением святыя Троицы, повелением великого господаря и великого князя Бориса Федоровича всея Руси самодержца и сына его благоверного великого господаря царевича князя Федора Борисовича всея Руси сий Храм совершен и позлащен во второе лето господарства их.
Так Борис Годунов обозначил свое имя, положив его как некое чудо на подставке, чтобы всякий мог, смотря, прочитать крупные буквы, как будто имея их у себя в руках. Эта надпись была уничтожена Лжедмитрием I, но при Петре I была восстановлена.

Вплоть до строительства храма Христа Спасителя в 1883 году Иван Великий оставался самым высоким зданием в Москве.

Колокольня вызывала удивление не только у русских, но и у иностранцев. Польский офицер С. Маскевич, побывавший в Москве в годы Смуты, писал:
Церковь святого Иоанна, находящаяся почти среди замка (Кремля), замечательна по высокой каменной колокольне, с которой далеко видно во все стороны столицы. На ней 22 больших колокола, в числе их многие не уступают величиною нашему Краковскому «Сигизмунду», висят в три ряда, один над другим; меньших же колоколов более 30. Непонятно, как башня может держать на себе такую тяжесть.

Колокольня Ивана Великого, фото 2014 года
В XVI-XVII веках к Ивановской колокольне пристроили Успенскую церковь-звонницу, а в 1624 году — еще и Филаретовскую пристройку с шатровым завершением.

В сочинении голштинского дипломата Адама Олеария есть подробное описание Ивана Великого:
На самой середине площади в Кремле стоит чрезвычайно высокая колокольня, называемая Иван Великий, глава которой обита золоченой жестью, а на самой колокольне — множество колоколов. Рядом с этой стоит другая колокольня, для которой вылит самый большой колокол, весом в 356 центнеров, при великом князе Борисе Годунове. В этот колокол звонят только во время больших торжеств или в праздники, как называют их русские, а также при встрече великих послов и при шествии их на торжественное представление. Для звона употребляется двадцать четыре человека и даже более, которые стоят на площади внизу и, ухватившись за небольшие веревки, привязанные к двум длинным канатам, висящим по обеим сторонам колокольни, звонят таким образом все вместе, то с одной стороны, то с другой... Но при этом нужно звонить осторожно, чтобы избегнуть сильного сотрясения колокольни и возможной опасности от ее падения; для этого наверху, у самого колокола, тоже стоят несколько человек, которые помогают приводить в движение язык колокола....

Колокольня Ивана Великого, фото 2014 года
Иван Великий несет на своих белокаменных плечах 22 колокола — такой «роскошью» не может похвастаться ни одна церковь в Москве.

Колокола распределены по нескольким ярусам, и большинство из них имеет собственные имена — Медведь, Лебедь, Благовест, Ревун, Татарин, Реут, Вседневный, Воскресный, Семисотенный. А в центре звонницы размещается самый главный и самый большой в России Успенский колокол, весом 65,5 тонны. А весь комплект называют «Ивановской колокольной фамилией».

Звук колокола зависел не только от его массы, которая варьируется в колоколах Ивана Великого от 123 кг до 7 тонн, но и от состава медного сплава. Секрет сплава знал далеко не каждый мастер, и чаще всего пропорция меди, серебра и золота в сплаве устанавливалась по наитию.

Московские колокольные заводы в XIX веке считались лучшими в России и получали заказы даже из-за границы. Большинство заводов находилось на Балканах — местности за Сухаревой башней (нынешние Балканские переулки; балкан — долина между возвышенностями, большой овраг).
Ученый-литературовед А.П. Милюков в своих воспоминаниях рассказывает о них:
Заводы эти постоянно напоминали нам о своем соседстве громозвучным звоном. В нашей улице было несколько обширных дворов, в глубине которых виднелись каменные здания с высокими трубами, а перед ними, под навесами на массивных столбах, висели большие колокола, ярко блестевшие свежей медью. Как только поднимали сюда вновь вылитый колокол, его тотчас же начинали пробовать и обзванивать, и в этом сколько угодно мог упражняться всякий, у кого только была охота и чесались руки. А так как заводы постоянно работали не только на Москву, но в разные губернии и для ярмарок, да и в охотниках звонить не было недостатка, то у нас во всякое время дня и даже по ночам слышен был густой, учащенный благовест, который для показания звучности нового колокола или силы рук упражняющегося дилетанта доходил до самых неистовых тонов...
…Наша сторона была для всей Москвы источником самых эксцентрических сплетен и вымыслов. У колокольных заводчиков испокон века установилось поверье, что для удачной отливки большого колокола необходимо распустить в народ какую-нибудь нарочно придуманную сказку, и чем быстрее и дальше она разойдется, тем звучнее и сладкогласнее будет отливаемый в это время колокол. От этого и сложилась известная поговорка «колокола льют», когда дело идет о каком-нибудь нелепом слухе
.
Распускаемый слух имел целью отвлечь внимание недоброжелателей от колокола и занять их чем-то другим. Хозяева колокольных заводов неукоснительно верили в силу подобных действий. А остроумные изобретатели таких слухов получали хороший гонорар за свои сочинения. Если колокол получался удачный, то следовало опровержение слуха: мол, это на таком-то заводе колокол лили, очень звонкий получился. Если же была неудача, в выдумке не признавались, и тогда слух переходил в легенду.

Колокольня Ивана Великого, фото 2014 года

Вот один из «колокольных» рассказов:
В одной церкви, на Покровке, венчал священник жениха с невестой, но, как повел их вокруг аналоя, брачные венцы сорвались у них с голов, вылетели из окон церковного купола и опустились на наружные кресты, утвержденные на главах церкви и колокольни. Оказалось, что жених и невеста — родные брат и сестра. Они росли и воспитывались в разных местах, никогда не видали друг друга, случайно встретились, приняли родственное влечение друг к другу за любовь; беззаконный брак готов был уже совершиться, но Провидение остановило его таким чудесным образом.
Люди со всей Москвы съезжались на Покровку. Действительно, купола церкви Воскресения украшены золочеными венцами. Смотрели, удивлялись, ахали, и как-то в голову не приходило, что эти венцы украшают церковь уже почти 100 лет, а размеры их так велики, что самые рослые новобрачные могли бы спокойно разместиться в этом венце, как в беседке. Позже в Москве долгое время держалась легенда, что венцы на церкви Воскресения поставлены потому, что в ней императрица Елизавета тайно обвенчалась с Разумовским.
А однажды вся Москва только и говорила, что о происшествии, случившемся накануне Николина дня 19 декабря. В тот день у генерал-губернатора был бал, и вдруг, в самый разгар танцев, ударил колокол на Иване Великом, и в тот же момент в зале погасли люстры и канделябры, лопнули струны на музыкальных инструментах, выпали стекла из окон, и леденящим холодом повеяло на танцующих. Испуганные гости бросились к дверям, но двери с громом захлопнулись, и никакая сила не могла их открыть. Наутро в бальной зале были найдены трупы замерзших и раздавленых, погиб и сам хозяин дома — генерал-губернатор.
Московские газеты объявили, что это — нелепая сказка, что никакого бала в генерал-губернаторском доме не было, что генерал-губернатор жив-здоров. Но слухи о замерзших еще долго ходили по городу.
Московская полиция, расследуя слухи, иногда добиралась до их источника. Заводчикам делали строгие внушения и даже отбирали у них подписки, чтобы они вперед при отливке колоколов не распускали вздорных и в особенности неблаговидных слухов, которые волнуют жителей и нарушают спокойствие города. Но заводчики продолжали придумывать все новые и новые нелепости. А в словаре Даля так и осталась поговорка Лить колокола — сочинять и распускать вздорные вести.

Колокольня Ивана Великого, фото 2014 года
Колокольный звон в Кремле был запрещен в 1918 году, и лишь один раз, в 1921 году, этот запрет был нарушен.

После этого звона Иван Великий замолк на 71 год, и лишь в 1992 году на Светлое Христово Воскресение раздался благовест с главной московской колокольни. Был он не так громок: звонили лишь пять колоколов второго яруса («Корсунский», «Немчин» и три зазвонных колокола). На Пасху 1995 года звонили уже 20 колоколов из Ивановской колокольной фамилии.
А что такое звон во всю Ивановскую, можно представить по описанию Н.И. Оловянишникова:
Звон на Ивановской колокольне представляется необыкновенно торжественным, особенно когда производится во все колокола, что бывает в самые большие праздники и при торжественных случаях; он называется «красным звоном» и имеет свою особую мелодию.
В ночь под Христово Воскресение «красный звон» совершается по-особому, исстари существующему в Москве обычаю. Призывный звон к заутрене начинается с колокольни Ивана Великого в Кремле. Для вящего благолепия и торжественности этого великого момента все московские церкви должны ждать, пока ударит громадный Успенский колокол Ивана Великого.
На первый удар его вдали, подобно эху, отзывается колокол Страстного монастыря, и затем уже разом, как будто бы по мановению капельмейстера, начинают гудеть колокола всех сорока сороков московских церквей.
Еще только не успели пробить полночи часы на Спасской башне, как задребезжал сигнальный колокольчик «кандия» от Успенского собора, и, как всегда бывает, многотысячная толпа на площади Кремля стихла; и — вдруг ударили... Дрогнул воздух, рассеченным густым, но мягким ударом Успенского колокола! Торжественно понеслась, разрастаясь, широкая звуковая волна; перекатилась она с Кремлевского холма за Москву-реку и разлилась далеко вокруг.
Как хорошо, как торжественно потрясает ночной, остывший воздух это густое «бархатное» la bemol! Второй удар еще сильнее, еще могучее, а в отклик ему перекатный звон тысячи колоколов всех церквей слился в один протяжный гул
.

Ансамбль колокольни Ивана Великого
Известно, что колокольня Иван Великий выполняла в старой Москве еще и функцию главной дозорной сигнальной башни.

С нее хорошо просматривались окрестности города на расстоянии 30-40 км. Но чтобы подняться на вершину Ивановской колокольни, нужно было преодолеть путь в 329 ступеней, что далеко не всем под силу.
Сейчас в колокольне располагается музей, а на вершине — смотровая площадка.

Говорят, что...

...в Москве существовал неизвестно кем и когда объявленый запрет строить здания выше Ивана Великого. Когда в 1723 году молния ударила в шпиль новопостроенной церкви Архангела Гавриила на Чистых прудах и подожгла ее, то объясняли пожар как кару строителю церкви за то, что возвел ее выше Ивановской колокольни.
...Наполеон хотел снять крест с колокольни Иван Великий, думая, что он отлит из чистого золота. Но когда один из храбрецов отважился достать святыню, оказалась, что она медная. Наполеон разозлился и велел казнить несчастного.
...о прочности колокольни Ивана Великого ходили легенды. Говорили, что покуда стоит Иван Великий, будет стоять и Москва. После бегства Наполеона из горящей Москвы, многие приходили посмотреть, стоит ли колокольня. Тогда от взрыва порохового заряда, заложенного французами, пострадали Успенская звонница и Филаретова пристройка, а Иван Великий остался непоколебим.
Этот эпизод описан М.Ю. Лермонтовым:
Москва, Москва!.. люблю тебя как сын,
Как русский, — сильно, пламенно и нежно!
Люблю священный блеск твоих седин
И этот Кремль зубчатый, безмятежный.
Напрасно думал чуждый властелин
С тобой, столетним русским великаном,
Померяться главою и — обманом
Тебя низвергнуть. Тщетно поражал
Тебя пришлец: ты вздрогнул — он упал!
Исследования реставраторов показали, что основание колокольни Иван Великий имеет глубину всего 4,3 метра, что опровергло легенду о том, что фундамент сильно углублен в землю. Строение покоится на восьмигранном каменном основании, а его прочность — результат мастерства архитекторов: внутри кирпичных стен вмонтированы железные сваи, а в раствор добавлялся яичный желток. Стены у основания Ивана Великого имеют толщину 5 метров, и 2,5 метра на втором ярусе
.
...в 1993 году Банк России выпустил монету с изображением колокольни Ивана Великого номиналом 3 рубля. Но она так и не пошла в обращение.
...в Успенской звоннице была церковь Николы Гостунского, и сохранялся старинный обычай приходить с дочерьми к древней иконе святителя Николая, чтобы устроить замужество. Основывался он на легенде, что Николай Чудотворец помог одному обедневшему отцу выдать замуж трех дочерей, бросив каждой в окно по узелку с золотом. С тех пор спешили бесприданницы к святителю Николаю, и не было в Москве невесты, которая бы не зашла помолиться Николе-обручнику. Сейчас помещение бывшей церкви используется как хранилище музеев Кремля, а икону можно увидеть в церкви Ризположения на Соборной площади.

А вы можете что-то добавить к рассказу об истории Колокольни «Иван Великий»?
/ Просмотров: 32041 / Печать
Похожие места : ЦАО Кремль метро Боровицкая метро Охотный Ряд метро Библиотека им Ленина метро Александровский Сад Тверской район Православные Храмы-музеи XVII век XVI век XIV век
Добавить комментарий
Ваше имя *
Текст
Введите число с картинки
*
Captcha