Прогулки по Москве: интересные места Москвы
Канал в ТелеграммеМы в Telegram

Краткая история Москвы

Русская история в картинах

Когда все-таки родилась Москва?

Каждый город имеет свое свидетельство о рождении: есть имя, дата рождения, и даже родители — отец-основатель и мать-земля. Так же и у Москвы.
Впервые город упоминается в Ипатьевской летописи в 1147 году, когда князь Юрий Долгорукий (получил это прозвище за активное вмешательство в междоусобицы), написал своему союзнику Святославу Олеговичу: Приди ко мне, брате, в Москов. Этот год и считается официальным годом основания Москвы, хотя люди в этих местах жили намного раньше. Более того, археологи утверждают, что первые поселения на Боровицком холме появились в III-II тысячелетиях до нашей эры.
А к появлению Юрия Долгорукого здесь было уже развитое поселение под управлением боярина Степана Кучки. Вероятно даже, что тогда Москва была уже известна, так как Долгорукий в приглашении даже не уточнил, где находится город.
7 холмов Москвы Любопытно, что день рождения Москвы отмечается в сентябре, хотя историки установили, что точная дата первого упоминания о городе — 4 апреля. Как же появился этот исторический курьез? Дело в том, что впервые день рождения Москвы отмечался 1 января 1847 года, когда городу исполнялось 700 лет. Император Николай I Москву не особо жаловал. А усиленное внимание и инициативность москвичей его, вероятно, раздражали. Поэтому, несмотря на то, что точная дата основания столицы была известна, и праздник планировали именно на апрель, 31 декабря 1846 года от императора пришло повеление праздновать московский юбилей на следующий день — 1 января.
Свой следующий день рождения Москва отпраздновала только через сто лет. Сталин тоже сдвинул дату основания города, но только для того, чтобы показать его в лучшее время года — «осенью первоначальной». Торжества по поводу 800-летия столицы прошли 7 сентября 1947 года с имперским размахом! Город украсили флаги и портреты вождей, были отремонтированы фасады зданий, на улицах играли лучшие духовые оркестры, центр города был расцвечен иллюминацией, а завершил праздник салют.
И потом вновь затишье. Лишь благодаря инициативе московских властей в 1997 году традиция празднования дня рождения столицы была возрождена. Но в те же дни, как и в советское время.

Легенды об основании Москвы. Москва — третий Рим и порт пяти морей.

Наиболее распространенная легенда об основании города начинается так:
Все убо христіанскія Царства въ конецъ доидоша и снидошася во едино царство нашего великаго Государя. По пророческимъ книгамъ это есть Россійское царствіе.
Два убо Рима пали, а третій стоитъ, а четвертому не были. По истине градъ Москва именуется Третій Римъ, понеже и надъ симъ было вначале то же знаменіе, какъ надъ первымъ и вторымъ. И если оно и различно, но въ сущности одно и то же, — это кровопролитіе.
Сказания и легенды из истории России Первый Римъ созданъ отъ Рома и Ромила... Начали копать, Аліанъ здати, обретоша главу только что убитаго человека, свежая теплая кровь текла изъ нея, и лице являлось, какъ живое. Волхвы-мудрецы, искусные толкователи подобныхъ знаменій, сказали: «Сей градъ глава будетъ многимъ, но не вскоре, а по времени, после многихъ убійствъ и пролитія кровей многихъ.
Такъ и второму Риму, т. е. Константинополю основаніе и зачало было не безъ крови же, но по убійстве и по пролитіи кровей многихъ.
Точно такъ и нынешнему, сему третьему Риму, Московскому Государству зачало было не безъ крови же, но по пролитіи, и по закланіи и убійстве
.
Многочисленные легенды о жертвоприношении при закладке городов уходят своими корнями в Западное Средневековье. По бытовавшему в то время поверью, при строительстве здания необходимо было заложить в его фундамент живое существо, и на его крови поставить первый камень. Считалось, что такое здание никогда не будет разрушено.
Кстати сказать, легенда о расположении Москвы на семи холмах родилась тогда же, чтобы показать преемственность от седмихолмного Рима.
Модель памятника 1000-летию крещения Руси Второй Рим — Царьград — в древних писаниях также нередко назывался Седмихолмным. А в русских летописях описано, как Царь Константин Великий заложил Царьгород на семи холмах.
Пришедши в Византию, он увидел на том месте седмь гор; и повелел горы рыть, равнять место для будущаго города. Потом повелел размерить местность на три угла, на все стороны по семи верст. Во время работ внезапно вышел из норы змий и пополз по размеренному месту. Но в тот же час с высоты упал на змия орел, схватил его, полетел на высоту и исчез там из глаз на долгое время. Потом он упал вместе со змием на то же место — змий его одолел. Собравшиеся люди убили змия и, освободили орла. Царь был в великом ужасе перед этим явлением. Созвал книжников и мудрецов и рассказал им явившееся знамение. Мудрецы, поразсудивши, объяснили царю, что эта местность будущаго города назовется Седмохолмный и прославится и возвеличится во всей вселенной... Орел есть знамение христианское, а змий знамение бесерменское; а что змий одолел орла — это значит, что бесерменство одолеет христианство; а что христиане змия убили, а орла освободили, это значит, что напоследок опять Христианство одолеет бесерменство и Седмохолмнаю возмут и в нем воцарятся.
Так был построен Новый (второй) Рим. Он погиб от бесерменства. Но явился Третий Рим, который, по сказанию, как христианская сила, необходимо должен победить бесерменскую силу
.
На самом же деле, холмов в Москве гораздо больше семи, так как расположен город в холмистой и богатой реками местности. Более того, со временем список 7 холмов изменялся, и, например, сейчас в него включают Воробьевы горы, которые в XVI веке, когда родилась легенда, никак не могли быть Москвой. Иностранцы, напротив, ни одного настоящего холма в городе найти не могут. Но если выбрать наиболее вероятные семь холмов, на которых стоит Москва, то это будут: Боровицкий холм, Псковская горка, Швивая (Вшивая) горка, Ивановская горка, Тверской холм, Ваганьковский холм, Чертольский холм.
По легенде, князь Юрий Долгорукий ехал из Киева во Владимир, и увидел посреди болота огромного чудного зверя. Было у зверя три головы и шерсть пестрая многих цветов... Явившись людям, чудесный зверь затем растаял, исчез, словно туман утренний.
Философ истолковал видение так сказал:
Великий князь, сие явление знаменует, что в этих местах суждено быть граду и что вокруг него распространится царство. Величина зверя предвещает, что будет град велик и обширен, будет град треуголен, ибо зверь трехглав, будет град чуден и прекрасен, ибо зверь красив невыразимо, а пестрота его шкуры значит, что сойдутся в град этот люди разных племен…
…и при основании великого града Рима было знамение. Когда начали рыть ров под городскую стену, то вырыли голову человеческую, как живую, и значило это, что быть Риму главой многим градам. Что и сбылось. И когда созидали Царьград, то выполз из норы змий, и в тот же миг пал на него с высоты орел, и начали они биться. И мудрец-книгочей по сему изрек: «Будет сей град — царь другим городам, как орел — царь всем птицам, и будет он подвержен нашествиям басурман». Что также сбылось. Посему сбудется и явленное ныне тебе знамение
.
Долгорукий поехал дальше и увидел город.
Юрий решил остановиться там, но Кучка отказался впустить князя с дружиной под предлогом недостатка места в хоромах. А потом он вообще отказался подчиняться Долгорукому, говоря, что все беглые из владимиро-суздальских вотчин идут к нему, и скоро он сам станет вровень с Юрием. Князь, не получив понравившиеся ему земли миром, решил взять их силой. Кучка был убит, а его дочь Улита стала женой сына Юрия Долгорукого — Андрея Боголюбского.
По другой легенде, толчком к кровопролитию стали дела амурные. Например, Татищев указывал, что Юрий имел слабость к жене своего Тысяцкого Кучки и часто к ней наведывался. И вот когда Юрий пошел на Торжок в 1147 году, Кучка отправился к врагу Долгорукого — Изяславу. Но он был перехвачен и убит. А на месте Кучкового села — заложен город. Можно было бы поверить этой легенде, если бы не ее многочисленное повторение в разных источниках по отношению к другим историческим личностям.
В любом случае, расплата за убийство Кучки пришла много позже, когда князь Андрей в 1174 году погиб от рук братьев Улиты в Боголюбове.
Легенда по-своему толкует эти события. Так, однажды, Улита встретила в лесу воеводу Букала, бежавшего из осажденного города. Он рассказал ей историю гибели ее отца, которую Улита передала братьям. Решив отомстить, они стали искать способ убить князя Андрея.
Кучковичи напали на него во время охоты, но Андрею удалось скрыться. Загнав коня, князь отправился пешком к реке. Там он попросил перевозчика переправить его на другой берег, но тот, выманив плату вперед, уплыл. Тогда Андрей спрятался на ночь в сруб-могилу. Кучковичи на следующий день отправились на поиски, взяв любимого князем пса-выжлеца. Он и привел их туда, где прятался Боголюбский. Тогда Кучковичи набросились на князя и убили его.
Однако слуга Андрея, Давыд, ночью убежал к брату князя — Даниилу Юрьевичу Киевскому (вымышленный князь) — и рассказал, что Андрей убит. Даниил пришел с войском под Москву, и москвичи выдали ему Кучковичей. Они были казнены, а тела их положены в берестяные короба и пущены в озеро. Говорят, что эти короба по ночам всплывают на поверхность, так как ни земля, ни вода принять их не хотят. Даниил же стал московским князем.
Неоднозначно трактуется так же и мотив убийц. Кроме мести летописцы указывают и то, что Улиту возмутил отказ Андрея делить с ней ложе. Другая версия указывает, что Улита была вовсе не Кучковной, а болгаркой по происхождению и причиной поднятой ей смуты стали многочисленные военные походы против Болгарии.
Некоторые легенды приписывают основание города другим князьям, но описывают подобные события. Есть и другие легенды — о том, что основал Москву сам князь Олег, правивший в 879-912 годах, или об отшельнике Вукале или Букале, жившем где-то рядом с Москвой и предсказавшем судьбу города. Но летописи сохранили нам только одно имя — князя Юрия Долгорукого, который официально считается основателем Москвы.

История Москвы в XII-XIV веках. Борьба с ордой.

Для защиты своего княжества Юрий Долгорукий в 1156 году построил Кремль и окружил его крепостной стеной, земляным валом и рвом. Еще долгое время территория Подмосковья была густо покрыта лесами. Именно здесь в 1175 году во время одной из междоусобиц два войска двигались навстречу друг другу из Москвы и Владимира. Но они заблудились в дебрях и не встретились.
Татаро-монгольское нашествие В 1237-1238 годах Москве впервые пришлось держать оборону. Взяв Рязань и Коломну, войска Батыя ворвались в город и сожгли его дотла. Но за 10 лет Москва вновь была отстроена. А в 1271 году она стала центром самостоятельного княжества. Во многом это объяснялось удачным положением города — на пересечении множества дорог и торговых путей. Тем не менее, по словам М.Н. Тихомирова, Москва первой половины XIV века предстает перед нами как город, только возникающий на месте грязи, песков, сосновых боров, на холмах и крутицах.
Во время княжения Ивана Калиты Москва стала «центром собирания земель русских». А в 1331 году Калита получил ярлык на великое княжение, который потом долго оставался в руках московских князей. Так же Калита добился права самостоятельно собирать дань со всех русских земель. Это дало ему возможность расширить свое княжество бескровно — скупая города и села. Именно тогда Москва стала самым богатым княжеством Руси (отсюда и прозвище князя «Калита» — кошель или денежная сума). Также в город потянулись крупнейшие боярские рода из других княжеств. Они получали большие земельные владения и льготы по уплате налогов.
В 1339-1340 годах Иван Калита увеличил Московский Кремль и обнес его дубовыми стенами. А его сын — Дмитрий Донской — в 1367-1368 годах заменил их каменными, что дало начало прозвищу Москва Белокаменная. Но в 1382 году (через 2 года после Куликовской битвы) Москва вновь была разграблена татаро-монголами. Тогда хан Тохтамыш обманом вошел в крепость, заявив, что пришел воевать только с князем Дмитрием и не намерен грабить город. Дмитрия Донского в Москве не было, и жители легко попались на эту уловку. В ответ на обман Тохтамыш был изгнан и разбит под Волоколамском. Поэтому Дмитрий Донской передал великое княжение сыну Василию I, уже не спрашивая позволения в Орде.
Кстати, историки рассказывают о чуде, произошедшем во время княжения Василия I. В 1395 году Тимур подошел к Москве. Князь Василий, собрав ополчение в Коломне, перенес в город икону Владимирской Богоматери. И вот, когда икона оказалась под стенами кремля, Тимур отказался от похода на Русь и повернул на юг.

История Москвы в XV-XVII веках. Междоусобица и время самозванцев. Семибоярщина.

Первая половина XV века стала чередой испытаний для Москвы. В 1408 году внезапно напал Едигей. Простояв под столицей месяц, ордынцы ушли с солидным откупом. В 1417-1427 годах Москву охватила эпидемия чумы. В это время многие села опустели. Ситуация усугубилась необычайно ранним наступлением зимы и голодом в 1421 и 1422 году. Известно, что тогда с 15 сентября трое суток шел снег, и мало кто жита пожал по сложении снега и бысть глад по всей русской земле.
В это же время шла ожесточенная борьба за великое княжение между Юрием Звенигородским (сыном Дмитрия Донского) и Василием II Темным (сыном Василия I). Вооруженные столкновения продолжались вплоть до середины XV века. На ослабленный город так же периодически совершали набеги ордынцы. А после смерти Юрия Звенигородского борьбу продолжили Василий Косой и Дмитрий Шемяка. В этом противостоянии Шемяка не гнушался никакими средствами. Когда в 1445 году Василий Косой во время сражения с татарами попал в плен, Дмитрий воспользовался этим и объявил себя великим князем Московским. Только в 1447 году сторонники Василия сумели объединиться, собрать войско и свергнуть Шемяку. Сами москвичи признали своим законным князем Василия, тогда как Шемяка вызвал всеобщее недовольство грабежом горожан и крестьян, нарушением законов и своих собственных обещаний. В то время княжеский суд не имел ничего общего с правосудием. От сего убо времени, — говорится в летописи — в велицей Руссии на всякого восхитника во укоризнах прозвался Шемякин суд. Сам Дмитрий Шемяка был отравлен своим собственным поваром в Новгороде, куда он бежал от гнева князя Василия.
При Иване III вокруг Москвы объединяется большинство русских земель. Также он пригласил в Москву многих итальянских мастеров, и в 1485-1495 годы Кремль получил привычный нам вид.
Время правления Ивана IV ознаменовалось строительством в Москве Покровского собора (Храма Василия Блаженного) в память о победе над Казанским ханством и началом торговли с Англией в 1553 году, когда в Россию прибыла экспедиция английского мореплавателя Ричарда Ченслера. Но запомнилось это время потомкам многочисленными жертвами опричнины. Опричники носили черные одежды поверх золота, а к седлу лошади у них были привязаны метла и собачья голова, что символизировало, что они «вынюхивали и выметали» измену из государства Российского. При этом Иван IV провозгласил себя уже не князем, а царем Московским и всея Руси. А в 1589 году в Москве было учреждено Патриаршество.
На Иване IV род Рюриковичей закончился, и народ впервые выбрал царя — Бориса Годунова.
Однако 1602 и 1603 года стали неурожайными для всей страны, и голодное население рвалось к Москве, где были большие запасы хлеба. Спекуляция привела к тому, что людям приходилось есть собак и кошек, кору деревьев. Росла смертность, и Борис Годунов решил организовать государственные работы (например, строительство колокольни Ивана Великого), чтобы дать заработок нуждающимся. Однако люди продолжали умирать, а на дорогах появлялось все больше разбойников.
Доспехи русского рыцаря В 1604 году Москва вновь стала жертвой иноземного нападения. В этот раз Лжедмитрий (в миру — монах Григорий Отрепьев) при поддержке польских маргиналов назвался чудом спасшимся в Угличе царевичем Дмитрием. Народ принял его. Очевидец вступления Дмитрия в Москву Исаак Масса так описывает его:
Дмитрий весьма приблизился к Москве, но вступил в нее только, когда достоверно узнал, что вся страна признала его царем, и вступление свое он совершил 20 июня. И с ним было около восьми тысяч казаков и поляков, ехавших кругом него, и за ним следовало несметное войско, которое стало расходиться, как только он вступил в Москву; все улицы были полны народом так, что невозможно было протолкаться; все крыши были полны народом, также все стены и ворота, где он должен был проехать; и все были в лучших нарядах и, считая Дмитрия своим законным государем и ничего не зная другого (о нем), плакали от радости. И миновав третью стену и Москву-реку, и подъехав к Иерусалиму — так называется церковь на горе, неподалеку от Кремля — он остановился со всеми окружавшими и сопровождавшими его людьми и, сидя на лошади, снял с головы свою царскую шапку и тотчас ее надел опять и, окинув взором великолепные стены и город, и несказанное множество народа, запрудившее все улицы, он, как это было видно, горько заплакал и возблагодарил Бога за то, что тот продлил его жизнь и сподобил увидеть город отца своего, Москву, и своих любезных подданных, которых он сердечно любил. Много других подобных речей (говорил Дмитрий), проливая горючие слезы, и многие плакали вместе с ним....
Из монастыря привезли инокиню Марфу, мать Дмитрия. Их встреча состоялась в подмосковном царском дворце — Тайнинском, и Марфа признала его своим сыном. Признал в самозванце Дмитрия и боярин Василий Шуйский.
Но Дмитрий правил менее года. Облегчения народу этот «законный» государь не принес — стало даже тяжелее, так как ему требовались деньги для оплаты помощи поляков. Кроме того, у народа вызывало раздражение то, что царь больше привержен к иностранцам и католической вере, чем к Руси и православию. Да и поляки вели себя слишком вызывающе, будто хозяева. За спиной у Дмитрия вел свою интригу и Шуйский. Вслух он чествовал его как государя, а шепотком называл самозванцем. В конце концов, уже вся Москва разглядела: ведет себя царевич не так, как подобает русскому государю — молится иначе, не чтит святых икон, не отдыхает после обеда, как заведено. Особо сильное недовольство вызвала женитьба Дмитрия на католичке Марине Мнишек и свадебные торжества, когда ради иноземных гостей москвичей выгнали из домов в Китай-городе и Белом городе.
Поэтому вскоре заговорщики во главе с Шуйским, который сам хотел занять царский трон убили самозванца. Обезображенный труп Лжедмитрия в маске скомороха, с волынкой и дудкой в руках, был выставлен на несколько дней у Лобного места. После тело сожгли, прах положили в пушку и выстрелили в ту сторону, откуда он пришел.
Но до сих пор историки не уверены, был ли это самозванец. Да и сам Лжедмитрий вел себя достаточно уверенно, и когда на Лобном месте народ обратился к нему с вопросом:
Признавайся, самозванец ты или нет?
Он ответил:
Спросите у матери.
Однако вскоре появляется новый самозванец. Хотя его попытка взять Москву оказалась неудачной, началась открытая война Польши с Россией.
В то время в Москве было семь членов Боярской думы — князья Мстиславский, Воротынский, Трубецкой, Лыков, Голицын, боярин И.Н. Романов и родственник Романовых боярин Шереметев, которому, по легенде, принадлежит фраза: Выберем-де Мишу Романова, он молод и еще глуп. Они и составляли правительство России, которое официально называлось «седьмочисленные бояре».
Начались заседания нового правительства со споров, из какого боярского рода должен быть новый царь, но, не придя к согласию, «седьмочисленные бояре» решили не выбирать царя из русских родов. Полякам это было на руку: тогда к Москве подошли польские войска под командованием полководца канцлера Станислава Жолкевского.
Народ в Москве заволновался. А бояре послали к Жолкевскому, объявив, что готовы признать русским царем сына Сигизмунда III Владислава. Канцлер вступил в переговоры. Составили договор. Бояре выдвинули ряд условий, которые могли гарантировать им, что они останутся у власти и сохранят свои имения. Договорились, что Владислав примет православие, женится на русской девушке, в ближайшем окружении будет иметь лишь небольшое число поляков. Жолкевский принял все условия, понимая, что это соглашение практически ничего не стоит и легко может быть изменено. Бояре догадывались, что москвичи, узнав о решении возвести на русский престол Владислава, убьют их, и поэтому открыли городские ворота ночью. Гетман Жолкевский 21 сентября 1610 года ввел польские войска в Москву.
А утром москвичи с удивлением увидели польских солдат в Кремле, на всех московских улицах и площадях и поняли, что бояре их предали.
Карта Москвы 17-го века Между тем к «седьмочисленным» присоединились и те бояре, которые в свое время переметнулись к Лжедмитрию II, а потом — к Сигизмунду: Салтыковы, Вельяминов, Хворостинин и другие.
Но скоро оказалось, что «седьмочисленные бояре» фактически не правят и вынуждены своим именем подписывать указы и распоряжения оккупировавших город властей. Позже они говорили, что были как в плену, им приказывали руки прикладывать — и они прикладывали. Их не выпускали из Кремля, да и сами они боялись показаться народу.
Одни из кремлевских врат были заперты, а другие отворялись лишь наполовину. По обеим сторонам этих утесненных врат стояла польская стража. Жителям было запрещено носить ножи и другое оружие. Приезжавшие возы обыскивали. Интервенты, как описывает современник, держали противу самех вый наших и сердец то свое оружие в руках своих, указывая всем нам живую и явную смерть. Все это усиливало ненависть народа к интервентам. И вот 19 марта 1611 года на рассвете польско-литовские отряды вышли из Кремля и стали на Красной площади. Они принуждали извозчиков втащить пушку на башню. Тогда один из извозчиков ударил поляка, и это стало началом народного восстания. Стража набросилась на безоружных людей, находившихся на площади и в Кремле. Немецкие наемники Сигизмунда устроили резню. И против интервентов поднялся весь город. Ударили в набат. Полякам было трудно пробиться к очагам восстания: узкие, кривые улицы и переулки были забаррикадированы. А ночью из Кремля на площадь выехали отряды поджигателей, которые подожгли посад. Пламя охватило весь город. Ратники и жители вынуждены были его покинуть. Вывезли из Москвы и князя Пожарского, который сражался в течение всего дня и изнемогши от великих ран, паде на землю. Так и началась народная борьба против интервентов.
Но полное освобождение Москве принесло второе ополчение, образованное в Нижнем Новгороде под руководством посадского старосты Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского в 1612 году.
Поляки готовы были сдаться, прося только одного: чтобы им оставили жизнь. Пожарский пообещал, что ни один пленный не будет убит. Так и завершилось правление «седьмочисленных бояр». Хотя Дмитрий Пожарский и спас их жизни, они не решились остаться в Москве и разъехались по дальним своим деревням. А в народе с тех пор появились поговорки: «у семи нянек дитя без глазу», «у семи нянек дитя — урод».
А с 1613 года началось правление династии Романовых. Первым был избран на царство Михаил Федорович. Его отец — Филарет — вернувшись из польского плена, стал патриархом Московским и всея Руси.
Следом было правление Алексея Михайловича Тишайшего. Однако прозвище ему было дано не за его богобоязненность, а за безволие. Во время его правления территория России не выросла, но при этом внутри страны прошло три бунта: «Медный» (вызванный чеканкой медных денег и уравниванием их с серебряными), «Соляной» (после введения повышенного налога на соль) и раскольническое движение. От всех бунтов Алексей Михайлович предпочитал укрываться в селе Коломенском. При этом один из законов «Тишайшего» царя боролся со «скоморошьими увеселениями». Тогда на берегу Москвы-реки перед Кремлем публично сожгли несколько возов с музыкальными инструментами, конфискованными у скоморохов по всей Руси.

История Москвы в XVIII-XIX веках. Перенос столицы в Петербург. Наполеон в Москве.

Макет памятника Петру Алексеевичу Видела Россия и стрелецкие бунты — при Федоре Алексеевиче в 1682 году, и >при Петре Алексеевиче в 1698 году. Это была вторая попытка восстановить власть царицы Софьи, которая не увенчалась успехом. После этого стрелецкое войско было упразднено.
Много изменений произошло в Москве при правлении Петра I. Но главное — перенос в 1713 году столицы в Санкт-Петербург. При этом Москва осталась местом коронации императоров, «порфироносной вдовой», по выражению А.С. Пушкина. А по случаю Ништадтского мира, в 1722 году в городе прошел необыкновенный маскарад и санное гулянье. Также в честь военных побед Императора Москву украсили триумфальные арки.
Наступил 1812 год. 12 июня без формального объявления войны французские войска переправились через Неман и вступили на русскую землю. После исторического совета в Филях, решившего сдать Москву без боя, жители покинули город вместе с войсками.
А Наполеон ждал на Поклонной горе делегацию с ключами от города, как это происходило в странах Западной Европы. Напрасно. Москва была пуста. Французы слышали в огромном городе лишь звук своих шагов. Только у самого Кремля гулкую тишину прервали звуки выстрелов. Это горстка храбрецов вступила в бой с наполеоновской армией. Против них поставили пушки. Они-то и открыли дорогу завоевателям. Но все же французский император въехал в Кремль лишь на следующий день. И тотчас после этого Спасские ворота заколотили наглухо и заставили рогаткой. Вообще заперли все ворота Кремля, кроме Никольских, возле которых поставили караул. Однако все эти меры предосторожности оказались бессильными перед пожаром, который начался в первый же день вступления неприятеля.
Один из современников писал:
Пламя объяло всю Москву, слилось, клубилось и все пожирало без изъятия, воздух наполнился, несносным смрадом... ночь от пламени была светла, как мрачный день.
После того как огонь дважды охватывал Кремлевский дворец, Наполеон по подземному ходу покинул крепость и к ночи добрался до Петровского путевого дворца. Через шесть дней пожар прекратился, но в нем погибло порядка 80% городской застройки.
Москвы — одного из красивейших и богатейших городов мира — больше не существует! — так гласило официальное сообщение Наполеона.
Кучи пепла да местами попадавшиеся развалины стен и обломки стропил — одни указывали, что здесь когда-то были улицы, — писал французский генерал Ф.П.Сегюр.
Карикатура Наполеону обтачивают нос В преддверии зимы, возглавляя армию уже не солдат, а мародеров с громадным обозом награбленного, Наполеон покинул Москву. Но напоследок он отдал приказ уничтожить Кремль и крупнейшие административные здания. В ночь на 23 октября французские солдаты взорвали пороховые мины в Кремле. Но замысел завоевателей не исполнился. Помешали этому русские патриоты и проливной дождь. Они затушившие горящие фитили. Но все же Москва лежала в развалинах.
Однако уже очень скоро город был отстроен вновь под руководством Осипа Бове. А напоминанием о победе с Наполеоном стали многочисленные манеж, Александровский сад, музей «Бородинская панорама».

История Москвы в XX-XXI веках. Снова столица. Парад Победы. Стремительный рост.

Инсталляция Революция 1917 года К XX веку город полностью восстановился: появились вокзалы, многоэтажные доходные дома, магазины, банки, музейные здания. Открылась Московская Консерватория, на улицах появились газовые фонари, и пролегла конка. Железная дорога соединила Москвы с Санкт-Петербургом. К началу XX века, первой русской революции и Первой Мировой Войне Москва стала очень развитым городом с трамваем, кинотеатрами и телефонными линиями.
В 1917 году, сразу после взятия Петрограда, революционное движение охватило и Москву. Встали фабрики и заводы, началась всеобщая политическая забастовка. Рабочие брали в руки оружие и вместе с солдатами перешли в наступление.
Плакат Антанта За ходом восстания внимательно следил В.И. Ленин. Он писал:
Взяв власть сразу и в Москве и в Питере мы победим безусловно и несомненно.
25 октября 1917 года в городе установилась советская власть. В марте 1918 года правительство переехало в Москву, и она вновь стала российской столицей, а с 1922 года — столицей новообразованного СССР. В 1935 году москвичи спустились под землю — заработала первая линия московского метрополитена.
Великую Отечественную Войну 1941-1945 годов Москва отметила двумя парадами. Первый в 1941 году, после которого москвичи отправлялись сразу на фронт. Второй — в 1945 году после победы над врагом.
В военное время предприятия работали на оборону, тысячи москвичей ушли на защиту города, остальные — маскировали столицу, рыли окопы, устанавливали орудия и формировали народное ополчение. С октября по декабрь 1941 года шла ожесточенная битва за Москву, которая стала первым крупным поражением Германии во Второй Мировой Войне. Президиум Верховного Совета СССР 1 мая 1944 года учредил медаль «За оборону Москвы». К 1 января 1995 года медалью «За оборону Москвы» были награждены 1 028 600 человек. А в 1965 году Москва получила звание «город-герой».
В 1950-х годах в городе появились культовые 7 высотных зданий или «семь сестер», а в 1960-е года начала работу Останкинская телебашня. В 1959-1985 годах Москва массово застраивалась панельными и кирпичными жилыми домами, которые иногда называют «хрущевками» по имени Н.С. Хрущева. 1980 год вошел в историю проведением Олимпиады в России. Церемония закрытия ХХII Летних Олимпийских Игр в Москве до сих пор считается одной из лучших в истории. Тогда кадры с плачущим олимпийским мишкой облетели весь мир.
1990-е годы вошли в память августовским путчем 1991 года, штурмом Дома правительства на Краснопресненской набережной в октябре 1993 года и масштабным празднованием 850-летия города в 1997 году. В то же время шла бурная застройка Москвы, осваивались новые районы.
XXI век стал очередной вехой в истории столицы. Москва сильно выросла после присоединения областей на юго-западе вплоть до калужской области. Сейчас активно строят новые здания, реставрируют памятники архитектуры, благоустраивают парки, открывают пешеходные зоны. История Москвы продолжается...
А оглядываясь назад, хочется повторить за Валерием Брюсовым:
Нет тебе на свете равных,
Стародавняя Москва!
Блеском дней, вовеки славных,
Будешь ты всегда жива!
Град, что строил Долгорукий
Посреди глухих лесов,
Вознесли любовно внуки
Выше прочих городов!
Здесь Иван Васильич
Третий Иго рабства раздробил,
Здесь, за длинный ряд столетий,
Был источник наших сил.
Здесь нашла свою препону
Поляков надменных рать;
Здесь пришлось Наполеону
Зыбкость счастья разгадать.
Здесь как было, так и ныне –
Сердце всей Руси святой,
Здесь стоят ее святыни
За кремлевскою стеной!
Здесь пути перекрестились
Ото всех шести морей,
Здесь великие учились —
Верить родине своей!
Расширяясь, возрастая,
Вся в дворцах и вся в садах,
Ты стоишь, Москва святая,
На своих семи холмах.
Ты стоишь, сияя златом
Необъятных куполов,
Над Востоком и Закатом
Зыбля зов колоколов!


Говорят, что...

...в 1812 году части Московского гарнизона под музыку пристраивались к отступавшим войскам. «Какая каналья велела вам, чтобы играла музыка», — возмутился М.А. Милорадович, командовавший арьергардом. Начальник гарнизона ответил, что действует согласно уставу Петра I об оставлении крепости с музыкой. «Но разве в уставе Петра Великого сказано что-нибудь о сдаче Москвы? Прикажите замолчать вашей музыке!» — крикнул Милорадович. И музыка замолкла.
...причиной, по которой тело Лжедмитрия I разрубили на куски и выстрелили из пушки, были таинственные события, происходящие на его могиле. После его убийства ударили небывалые морозы, по городу поползли слухи, что мертвый ходит а над его могилой слышатся музыка и странные голоса. Несколько раз могила обнаруживалась пустой, а тело самозванца находили за пределами Москвы. Пытались его сжечь, но не поддавался. А когда его тащили через кремлевские ворота, ветер сорвал с ворот щиты и невредимыми установил посреди дороги.
... в подтверждение отношения москвичей к Дмитрию Шемяке в XVII веке появилась «Повесть о Шемякином суде»:
«В некоих местех живяше два брата земледелцы, един богат, други убог. Богаты же ссужая много лет убогова и не може исполнити скудости его. По неколику времени прииде убоги к богатому просити лошеди, на чемь ему себе дров привести. Брат же ему не хотяше дати ему лошеди и глагола ему: «Много ти, брате, ссужал, а наполнити не мог». И егда даде ему лошадь, он же вземь, нача у него хомута просити. И оскорбися на него брат, нача поносити убожество его, глаголя: «И того у тебя нет, что своего хомута». И не даде ему хомута. Поиде убогой от богатого, взя свои дровни, привяза за хвост лошади, поеде в лес и привозе ко двору своему и забы выставить подворотню и ударив лошадь кнутом. Лошедь же изо всеи мочи бросися чрез подворотню с возом и оторва у себя хвост. И убоги приводе к брату своему лошадь без хвоста. И виде брат его, что у лошеди ево хвоста нет, нача брата своего поносити, что лошадь, у него отпрося, испортил, и, не взяв лошади, поиде на него бить челом во град к Шемяке судии. Брат же убоги, видя, что брат ево пошел на него бити челом, поиде и он за братом своим, ведая то, что будет на него из города посылка, а не ити, — ино будет езд приставом платить.
И приидоша оба до некоего села, не доходя до города. Богатый прииде начевати к попу того села, понеже ему знаем. Убогий же прииде к тому же попу и, пришед, ляже у него на полати. А богатый нача погибель сказывать своей лошади, чего ради в город идет. И потом нача поп з богатым ужинати, убогова же не позовут к себе ясти. Убогий же нача с полатей смотрети, что поп з братом его ест, и урвася с полатей на зыпку и удави попова сына до смерти. Поп также поеде з братом в город бити челом на убогова о смерти сына своего.
И приидоша ко граду, иде же живяше судия. Убогий же за ними же иде. Поидоша через мост в город. Града же того некто житель везе рвом в баню отца своего мыти. Бедный же веды себе, что погибель ему будет от брата и от попа, и умысли себе смерти предати, бросися прямо с мосту в ров, хотя ушибьтися до смерти. Бросяся, упаде на старого, удави отца у сына до смерти; его же поимаше, приведоша пред судию. Он же мысляше, как бы ему напастей избыти и судии что б дати. И ничего у себе не обрете, измысли, взя камень и, завертев в плат и положи в шапку, ста пред судиею. Принесе же брат его челобитную на него исковую в лошеди и нача на него бити челом судии Шемяке.
Выслушав же Шемяка челобитную, глаголя убогому: «Отвещай!» Убогий же, не веды, что глаголати, вынял из шапки тот заверчены камень, показа судии и поклонися. Судия же начаялся, что ему от дела убоги посулил, глаголя брату ево: «Коли он лошади твоей оторвал хвост, и ты у него лошади своей не замай до тех мест, у лошеди выростет хвост. А как выростет хвост, в то время у него и лошадь свою возми».
И потом нача другий суд быти. Поп ста искати смерти сына своего, что у него сына удави. Он же также выняв из шапки той же заверчены плат и показа судие. Судиа же виде и помысли, что от другова суда други узел сулит злата, глаголя попу судия: «Коли-де у тебя ушип сына, и ты-де атдай ему свою жену попадью до тех мест, покамест у пападьи твоей он добудет ребенка тебе. В то время возми у него пападью и с ребенком».
И потом нача трети суд быти, что, бросясь с мосту, ушиб у сына отца. Убогий же, выняв заверчены из шапки той же камень в плате, показа в третие судие. Судия же начаяся, яко от третьего суда трети ему узол сулить, глаголя ему, у кого убит отец: «Взыди ты на мост, а убивы отца твоего станеть под мостом, и ты с мосту вержися сам на его, такожде убий его, яко же он отца твоего».
После же суда изыдоша исцы со ответчиком ис приказу. Нача богаты у убогова просити своей лошади, он же ему глагола: «По судейскому указу какде у ней хвост выростеть, в ту-де тебе пору и лошадь твою отдам». Брат же богаты даде ему за свою лошадь пять рублев, чтобы ему и без хвоста отдал. Он же взя у брата своего пять рублев и лошадь его отда.
Той же убоги нача у попа просити попадьи по судейскому указу, чтоб ему у нее ребенка добыть и, добыв, попадью назад отдать ему с ребенком. Поп же нача ему бити челом, чтоб у него попадьи не взял. Он же взя у него десять рублев.
Той же убоги нача и третиему говорить исцу: «По судейскому указу я стану под мостом, ты же взыди на мост и на меня тако ж бросися, яко ж и аз на отца твоего». Он же размишляя себе: «Броситися мне — и ево-де не ушибить, а себя разшибьти». Нача и той с ним миритися, даде ему мзду, что броситися на себя не веле.
И со всех троих себе взя.
Судиа шь высла человека ко ответчику и веле у него показанние три узлы взять. Человек же суднин нача у него показанныя три узла просить: «Дай-де то, что ты из шапки судие казал в узлах, велел у тебя то взяти». Он же выняв из шапки завязаны камень и показа. И человек ему нача говорить: «Чтоде ты кажеш камень?» Ответчик же рече: «То судии и казал». Человек ему нача его вопрошати: «Что то за камень кажешь?» Он же рече: «Я-де того ради сей камень судье казал, кабы он не по мне судил, и я тем камнем хотел, его ушибти».
И пришед человек и сказал судье. Судья же, слыша от человека своего, и рече: «Благодарю и хвалю Бога моего, что я по нем судил: ак бы я не по нем судил, и он бы меня ушиб». Потом убогий отыде в дом свой, радуяся и хваля Бога. Аминь.


А Вам есть, что добавить в рассказ об истории Москвы?

  • Краткая история Москвы
  • Краткая история Москвы
  • Краткая история Москвы
  • Краткая история Москвы
  • Краткая история Москвы
  • Краткая история Москвы
  • Краткая история Москвы
  • Краткая история Москвы
  • Краткая история Москвы
  • Краткая история Москвы

Смотрите также:

Государственный исторический музей »
Музей «Бородинская панорама» »
Центральный музей Великой Отечественной войны »
Музей обороны Москвы »
Юрий Долгорукий на peoples.ru »
Андрей Боголюбский на peoples.ru »
Иван Калита на peoples.ru »
Дмитрий Донской на peoples.ru »
Василий II на peoples.ru »
Дмитрий Шемяка на peoples.ru »
Иван III на peoples.ru »
Иван IV на peoples.ru »
Борис Годунов на peoples.ru »
Лжедмитрий I на peoples.ru »
Лжедмитрий II на peoples.ru »
Василий Шуйский на peoples.ru »
Кузьма Минин на peoples.ru »
Дмитрий Пожарский на peoples.ru »
Михаил Романов на peoples.ru »
Федор Романов на peoples.ru »
Алексей Романов на peoples.ru »
Петр I на peoples.ru »
Александр I на peoples.ru »
Осип Бове на peoples.ru »
Наполеон на peoples.ru »
Николай I на peoples.ru »
Владимир Ленин на peoples.ru »
Иосиф Сталин на peoples.ru »
Никита Хрущев на peoples.ru »
Просмотров: 55767 / ]]>Печать]]>
Календарь экскурсий и мероприятий
Реклама
Обратная связьКарта сайта
© 2012 - 2017 Прогулки по Москве ─ liveinmsk.ru. При использовании материалов с сайта ссылка на liveinmsk.ru обязательна.
Яндекс.Метрика