Прогулки по Москве: интересные места Москвы
Обратная связь сайта «Прогулки по Москве»  Карта сайта «Прогулки по Москве»
По алфавиту На карте По станциям метро По районам и округам
На карте По станциям метро По районам и округам

Марьина Роща

Храм иконы Божией Матери «Нечаянная радость» О названии района Марьина Роща существует легенда, что эти земли принадлежали боярину Кошке. в честь жены которой Марьи они и были названы. По другой легенде, здесь было много разбойников, а предводителем их была некая Марья. Но есть и еще одна старая легенда:
А дело это взялось с лакея Ильи. У помещика он служил. В крепостное время история происходила...
И жил этот Илья у одного барина лакеем. Парень молодой, собой красавец. А этот помещик раз в месяц в город ездил по своим делам. И стоял тут на перепутье постоялый двор. Помещик и останавливался на этом дворе, и пока там лошадей кормят, он чаю напьется или кофию. А у этого хозяина, который двор содержал, была дочь, девка Марья, молодая, красивая... И вот этот Илья-лакей врезался в нее... И она в него таким же порядком. Словом, обоюдно. …Вот Илья и стал просить барина. А с Марьей и ее родителями у него было сговорено. Оставалось дело за помещиком. А помещик и слышать не хочет.
— Чтобы, говорит, такой глупости я от тебя и не слышал. Так как, говорит, моя власть над тобой, то я, говорит, хочу, чтобы ты до скончания моей жизни при мне лакеем оставался. И никакой, говорит, тебе жены не надо.
А Илья давай его просить, молить. А барин уперся на своем: «Не позволю!» Ну, что тут делать? И повесил Илья голову. Ну, и рассказал Марье и ее родителям обо всем. А тем печаль, а пуще всего Марье. А Илья говорит:
— Еще раз попрошу, а там — суди меня Бог. А что задумал — не сказал.
Ну, хорошо. Вот пришло время помещику в город отправляться, и едет он с Ильей. Едут на тройке, и все в порядке у них, аккуратно. Вот приезжают на постоялый двор. Кучер сейчас лошадей кормить, а барин за кофий принялся. А Илья тем временем уже пошушукался с Марьей.
— Ты, — говорит, будь начеку: как, говорит, кликну тебя — бегом беги ко мне. — И после этого идет к барину: — Не губите, говорит, ваша милость, ни меня, ни себя, дозвольте, говорит, жениться на Марье, а ежели, говорит, не дозволите, суди меня Бог!
И как сказал он это, барин весь так и закипел:
— Ах ты, говорит, сукин сын! Ты, говорит, еще угрозу произносишь! Да я, говорит, тебя, паршивца, в ступе истолку!
Тут Илья выхватил из-за голенища нож и — раз-раз! — барина по горлу. Барин повалился на диван, кровью облился.
Вот тебе и «в ступе истолку!» Самого зарезали, как барана…
И как вышел он на двор, кричит кучеру:
— Ступай к барину!
А тройка уже готова: садись да поезжай. Вот кучер поскорее к барину идет, думает, что тот и взаправду зовет. А Илья тоже скорым шагом к тройке направляется. А тут — Марья. Он и говорит ей:
— Садись скорее!
Вот Марья живо села, а он на козлы вспрыгнул, вожжи взял.
— Ну-ка, пошевеливай!
И как тройка выскочила со двора, он и засвистал. Тут лошади взялись и понесли!
А что произошло — никто не знает. Видят, Илья правит, а вместо барина Марья сидит, а к чему это? Что такое случилось? — Неизвестно. Уже после-то дело разъяснилось, узнали, что Илья барина зарезал.
Ну, дали знать начальству…
А Илья не дремал, в леса забрался и разбоем занялся. Через эти леса дорога большая прошла, вот он тут и пристроился рыбку ловить. Идет ли кто, едет ли кто, он сейчас — «Стой! Подавай все, что имеешь, не то нож в бок!»…
Вот они, значит, и орудовали вдвоем, только видят — неспособно им работать, много добра мимо уплывает. И это вот почему так: одиночку-то они легко обработают, а вот как идет большой обоз и людей при нем много, так тут не выскочишь и не крикнешь «Стой!» Тут смотри, как бы самого не ухлопали... Ну, вот, по такой причине они только посмотрят на обоз в лесу, да и облизнутся: хороша, мол, Маша, да не наша!
Только Илья не такой был парень, чтобы горе горевать, а со смекалкой был — подыскал себе подходящих товарищей, таких же отчаюг, и поначалу к нему присоединилось пятеро, а потом целая шайка набралась — человек двадцать, а он был главарем, атаманом шайки…
И принялись они рвать, терзать, и ни конному, ни пешему не было пути. И с год они так разгуливали, кровь человеческую проливали, а потом пришел им конец: попировали и баста! Послали на них роту солдат, да деревень пять сбили на облаву. Вот их окружили, и некуда им деться. Что остается тут делать? Вот которые были по-удалее, пошли напролом: семь смертей не бывать, одной не миновать! Ну, тоже надеялись пробиться. Только и солдаты не зевали — давай их пулями угощать... И легли эти самые «проломщики» — кого сразу уложили, а кого ранили, потом прикладом по башке добили... А другие разбойники сдались в плен…
А все же главный коновод, атаман шайки, Илья да Марья, ушли. Хитрые оба были: почуяли — беда надвигается и заранее дали тягу, обдурили своих товарищей и поминай их как звали! И взяли они направление на Москву. А как добрались до этого, по-прежнему сказать, белокаменного города, разъяснить не могу, потому что не помню, в каком порядке описан ихний маршрут. Да это и не суть важно: как бы ни добрались, а добрались. Но только не в самой Москве стали они жить, а под боком, в лесу. Это вот где теперешняя Марьина Роща. Там тогда не было ни домов, ни улиц, а стоял лес. Нельзя сказать, чтобы преогромный дремучий лес, а все же порядочного размера был. И в этом самом лесу они и поселились: построили избушку, а вернее, землянку выкопали и стали жить.
Но только не спроста они облюбовали это местечко в лесу, а тут была ловушка для разного сорта людей: кто на приманку шел, тот и попадал в капкан. А приманка тут была такая: Марья ворожейкой, знахаркой объявилась. А мозговала ли она на самом деле по этой части или только так дым в глаза пускала — неизвестно. Да тут и не то важно, а другое. Пусть и не знала ничего, а тут надо побольше надымить, напылить, чтобы фальши никто не распознал. Тут сумей взять на пушку и умника, а не только одного дурака, и пройдет о тебе слава хорошая, и не будешь ты голодный сидеть, а будет тебе почет и уважение и зашевелятся денежки в твоем кармане. А Марья, с разбойниками живя, многое от них переняла, многому наловчилась. Вот и пустила она молву о себе, что ворожить может и лечить может. Вот и стал народишко Божий похаживать из Москвы к Марье: у одного вещи пропали — надо поворожить, у другого поясница разболелась — поправить требуется, а вот кому и корень приворотный понадобился — это насчет того, чтобы его полюбили. А Марья на все мастерица была, ни в чем людям не отказывала. Ну, а знала ли она действительно или только народ туманила, это ее дело. Да может что и знала...
Но только поначалу-то все народец хаживал безденежный. Кто крынку молока принесет, кто хлеба, кто еще чего... А после, как дорожку проторили, стали и богатенькие приходить и всего больше купчики... А Илья днем на глаза народу не показывался, поблизости хоронился и надзор за этими прихожанами имел. Когда одна беднота ходила — не трогал ее, а как стали наведываться богатые, вот он возьмет того-другого, затащит подальше в лес и обберет, а кого и пришьет.
И после такого его занятия пошла молва, что в лесу завелись разбойники. И вот пришла из Москвы облава, принялась шарить по лесу, а Илья взобрался на высокую сосну, на самую верхушку, и просидел там два дня. Ну, облава ни с чем и отъехала, а Марью и не потревожила — думала, что та одна живет.
И после такой оказии Илья потишел, не стал обижать приходящих, а придумал другое дело: пошел в Москву и там сошелся с жуликами. И тут пошла работа: где кладовую взломают, заберут все, где магазины обчистят, или еще — ночью в глухом месте человека разденут. И так хорошо пошло у них это занятие, что лучшего и не надо. Наворуют, награбят, давай кутить с девками, бабами...
И такое удовольствие было Илье, что он и Марью забыл: по неделям глаз к ней не казал. Ну, и Марья не глупа была, уразумела, почему он ее в забвении оставляет. Только она не пошла доносить на него, а сошлась с купчиком одним. Он ли к ней сперва пришел, она ли ходила к нему в Москву — рассказать не могу, не помню. Кажется, так дело было: он пришел к ней поворожить насчет своего дела, увидел ее и взыграла в нем кровь. А может, как-нибудь иначе. Ну, как бы там ни случилось, а дело хорошо наладилось. И стал этот купчик похаживать к Марье, стал подарочки понашивать. И чего только не дарил! И шали, и на платье, и серьги... Ну, конечно, водочки, закусочки какой поприятней. И денег немало передавал…
Ну, хорошо. Вот они и любились этот купчик-голубчик да Марья. А Илье и в голову не приходило, что Марья предмет себе завела. Но только стал он замечать: обновки у Марьи появились.
— Это откуда у тебя? — спрашивает.
— А это, говорит, купчиха одна подарила. Я, говорит, поворожила ей хорошо, она и подарила.
Ну, он ничего ей на это не сказал, будто поверил, а сам в сомнении находится. И давай следить, подслеживать. Скажет: «я иду в Москву», а сам притаится и надзирает. Вот раз видит: идет этот купчик. И как он его увидел, словно в сердце его кольнуло. «Это любовник ее» — подумал и проследил.
Вот видит — идет купчик к землянке, а он за ним назирком, а у самого нож в руке. Вот этот купчик подошел к землянке, а тут Марья поджидает. И давай они целоваться, обниматься. Тут Илья как выскочит — раз! купца в бок ножом. Купец и повалился. После давай Илья Марью кромсать. Всю истыкал, испырял, горло перехватил.
И тут напал на него испуг. Сколько людей раньше убивал, не страшно было, а тут испугался и пустился бежать. И как убежал, нет о нем ни слуху, ни духу.
А Марью и купца народ нашел. Ну, эти разные люди, которые приходили к Марье ворожить или за лекарством. Приходят. Смотрят — лежит Марья вся изрезанная, и купец рядышком лежит. Марья-то уж мертвая была, а купец еще живой. Вот взяли купца, привезли к жене и стали лечить. А Марью там в лесу и похоронили. Выкопали под деревом яму и похоронили. И не стали в Москву возить.
— Она, говорят, вон какая была, может, с чортом зналась. — Ну, это насчет ее ворожбы.
Ну и закопали под деревом, как собаку дохлую. Конечно, сволочи! Сами приходили к ней: «Поворожи, мол, родная, полечи, дорогая», а как зарезал ее Илья, и стала как бы вроде собаки дохлой и хоронить ее по-настоящему не сочли нужным. Ну, а все же, как там ни счтали ее, а с той поры пошло прозвище этому лесу «Марьина Роща»…
.
В Марьиной Роще долгое время были охотничьи угодья князя Черкасского, и здесь нередко бывал сам государь. На весь город гремели пышные гулянья на кладбище в Марьиной Роще (современный Фестивальный парк) на семик — седьмой четверг после Пасхи. Прославилась роща и как место неспешных прогулок, и бывали здесь и Пушкин, и Гоголь. Но эти прогулки были далеко не невинными:
Далее картины сладострастия: там парами гуляют, по кустарникам покоятся на мягком лоне... и с нетерпением ожидают, пока померкнет последний луч солнца и наступит ночь, под покровом которой желают они наслаждаться ядом удовольствия.
Но гораздо чаще праздничные прогулки превращались в настоящий кутеж, с которого мастеровые возвращались, едва держась на ногах, и напевая:
Накануне семика
Убил повар мясника,
Он за то его убил,
Что он душу погубил:
На столе блоху убил...

Прославилась марьина Роща и как место дуэлей, при этом все они заканчивались перемирием в ближайшем кабаке.
А жемчужина района — небольшой храм иконы Божией Матери «Нечаянная радость» в Марьиной роще. Церковь была построена в 1899-1904 годах на средства жителей Марьиной рощи на земле, подаренной графом А.Д. Шереметьевым в стиле древнерусских храмов XVII века. В 1912 году архитектор Ю.Ф.Дидерихс надстроил звонницу. Имя храму дала размещенная там чудотворная икона Божией Матери «Нечаянная Радость» XIX века. Интересно, что храм иконы Божией Матери «Нечаянная радость» в Марьиной роще всегда оставался действующим, хотя некоторое время на него распространялся запрет на колокольный звон.

Говорят, что...

...перед Первой мировой войной группа французских предпринимателей предлагала арендовать значительную часть Марьиной Рощи на 99 лет и построить там город-спутник дешевых домов, называемый «Новой Москвой».
...разбойники в Марьиной роще все-таки были. Один из самых известных примеров — князь Яков Иванович Лобанов в 1687 году напал на Троицкой дороге на обоз, шедший в Троице-Сергиеву Лавру с царской казной, и захватил ее, убив двух охранников. Царь Петр хотел казнить князя, но вограничился публичной поркой Лобанова и крупным штрафом.
...Марьина роща была для москвичей во время войны 1812 года своеобразной лазейкой, через которую можно было покинуть захваченный город, так как французы здесь практически не появлялись. Здесь же на огромных кострах сжигали трупы захватчиков, свозимые со всей Москвы.
...в начале ХХ века марьина Роща приобрела славу места, где можно легко приобрести поддельные документы или фальшивые ассигнации, сбыть краденое. Например, в 1920-е годы Петр Шубин организовал здесь производство контрабандных французских духов. А в лабиринтах узких улочек рядом с домами добропорядочных граждан возникли настоящие воровские притоны. Именно этот облик Марьиной рощи увековечили в своем романе «Эра милосердия» братья Вайнеры.

А что о районе Марьина Роща можете рассказать Вы?

Смотрите так же:

Фестивальный парк »
Что еще посмотреть в районе Марьина Роща? »
Подборка фотографий Марьиной Рощи »
Адрес храма иконы Божией Матери «Нечаянная радость» в Марьиной роще: Москва, улица Шереметьевская, дом 33
Официальный сайт храма иконы Божией Матери «Нечаянная радость» в Марьиной роще: http://n-radost.ru
/ Просмотров: 2038 / Печать
Добавить комментарий
Ваше имя *
Текст
Введите число с картинки
*
Captcha
Календарь экскурсий и мероприятий
Реклама
© 2014 Прогулки по Москве ─ www.liveinmsk.ru. При использовании материалов с сайта ссылка на www.liveinmsk.ru обязательна.
Яндекс.Метрика